Вайнах
Чеченский Государственный Ансамбль Танца


Тернистый путь к вершине

Алма-Ата… 1957 год. В Чечено-Ингушский ансамбль песни и танца шел набор артистов.

Учитывая красоту стройной и горделивой девушки, ее (Зулай Сардалову) зачислили в танцевальную группу ансамбля, как и ее партнера Гилани.



Потом на сцену поднялся неугомонный, веселый, шустрый парень. Это был Шита Эдисултанов.

Членов жюри – бывшего актера Ваху Татаева, композитора Александра Халебского, драматурга Абдуллу Хамидова, балетмейстера Ваху Дакашева – сильно удивило веселое настроение Шиты. Хамидов посмотрел на юношу и сказал: «Отчего у тебя такое веселое настроение? Все волнуются, боятся за провал, а ты…»

- Артист не должен волноваться! – краток был ответ

- Ведь ты же еще не артист?

- Это да, пока я еще не артист, но я пришел, чтобы стать им!

- Раз так, давай, молодой человек, выкладывай на сцене все, что ты можешь.

Шита исполнил несколько номеров на дечиг-пондаре, а затем на скрипке, зурне, свирели. Своим юмором насмешил всех присутствующих в зале. Потом Шита начал имитировать голоса птиц: соловья, кукушки, дрофы, журавля. Точно воспроизведенное пение различных птиц производило удивительное впечатление. И, наконец, своим зажигательным танцем Шита поставил точку. Он также был зачислен в оркестровую группу ансамбля.

А как быть со службой? Ваха Татаев посодействовал перед командованием войсковой части досрочной демобилизации Шиты Эдисултанова. Вопрос был решен положительно.

Весна 1957 года. Первый эшелон с представителями советских, партийных органов, со специалистами сфер образования, здравоохранения, сельского хозяйства и культуры прибыл из Казахстана в Грозный в мае месяце.

Сойдя с вагонов, седобородые старики со слезами на глазах, падая ниц, целовали родную землю. Тринадцать лет, прожитые ими на чужбине, вдали от родной земли, оставили в их сердцах большой осадок. На их лицах можно было увидеть и радость, и печаль. Но никто не падал духом, все были настроены оптимистически.

Тернист был трудовой путь коллектива «Чечено-Ингушского Государственного ансамбля песни и танца». Артисты не были обеспечены жильем. Несмотря на тяжелое положение, участники ансамбля усердно взялись за подготовку первой концертной программы. Художественный руководитель – заслуженный артист ЧИАССР, композитор Александр Халебский, хормейстер Ю.Н. Семирняков, балетмейстер Ваха Дакашев вначале в репертуаре использовали чисто чеченские песни и танцы, придавали большое значение национальному оркестру, фольклору. Песен местных писателей было мало. Это были в основном песни на слова А.Хамидова, А. Мамакаева, Н. Музаева. Были поставлены «Танец у колодца», «Танец урожая», «Женатый холостяк», «Танец на свидании» и тд.

Около шести месяцев было затрачено на подготовку концертной программы. Для ее сдачи были приглашены представители Министерства культуры республики и общественности. После просмотра были сделаны серьезные замечания. В частности, Гудантова отмечала, что «ведущая в танцах не должна быть низкорослая, а красивая, стройная, высокая девушка, как Зулай Сардалова. Перестройте программу на Зулай». Немало усилий было приложено на изменение структуры всего будущего выступления.

Итак, первый концерт состоялся 27 октября 1957 года в старом чеченском театре (ныне кукольный). Он прошел успешно. Каждый номер зрителями был встречен бурей оваций.

После первого концерта Шита был переведен из оркестровой группы в танцевальную. Он прекрасно танцевал, но ему больше подходили сольные номера. Чтобы достичь вершины мастерства, он под руководством балетмейстера Вахи Дакашева усиленно занимается хореографией, отрабатывает каждое движение, вникает в ее тонкости. Даже после репетиции он допоздна пропадает то в драматическом театре имени Х. Нурадилова, то в Саду имени 1-го Мая. Непрерывные занятия позволили ему познать культуру хореографии, которая так необходима для танцора. Его танцы и репризы с одобрение были встречены зрителями, что сделало его любимцем жителей республики.

Состоялась и первая гастрольная поездка в Дагестан, в Махачкалу в 1957 году. Здесь ансамбль пробыл две недели. Выступая с концертами перед тружениками соседней республики, знакомя их с искусством чечено-ингушского народа, коллектив ансамбля почувствовал доброту и тепло сердец соседей.

Министр культуры республики Ваха Татаев придавал большое значение деятельности ансамбля, который должен был играть ведущую роль в деле эстетического воспитания населения. Поэтому он всегда общался с коллективом. Вместе с А. Хамидовым, А.М. Халебским, В. Дакашевым обсуждали художественные номера, выявляли положительные и слабые стороны программы. Они всегда находились в поиске новых форм и сюжетов, материал для которых черпали из устного народного творчества. За образец они выставляли «Танец старика», исполняемый Шитой Эдисултановым совместно с Зулай Сардаловой.

Программа «Чечено-Ингушского Государственного ансамбля песни и танца» постоянно обновлялась. Набирала высоту. Немало усилий приложил балетмейстер Ваха в постановках на сцене танцев братских народов, которым придавал интернациональный характер.

Во всех этих выступлениях проявлялась одаренность семейной пары Эдисултанова и Сардаловой.

Начались гастроли по братским республикам. В 1958 году в мае месяце состоялась поездка в Украину. Украинцы дружелюбно, тепло встретили посланцев Кавказа. Артисты Чечено-Ингушского Государственного ансамбля песни и танца» побывали во многих городах Украины, встречались с деятелями культуры и искусства, узнавали достопримечательности и историю края. Было дано 46 концертов. А гармонист, композитор, заслуженный артист (позже народный) ЧИАССР Умар Димаев посвятил им песню «Привет тебе, Украина!», которая там же была исполнена хоровой группой ансамбля.

В 1964 году, подытожив проделанную ансамблем работу по эстетическому воспитанию населения, Шите Эдисултанову присвоили звание заслуженного артиста ЧИАССР. Это еще более повысило его чувство ответственности за свою работу и требовательное отношение к себе. Он понимал, что его возможности еще не полностью реализованы: для этого не хватает теоретических знаний. И Шита поступает в Грозненское культурно-просветительное училище на отделение балетмейстера. Работая в ансамбле, он продолжает учиться. Со временем Шита осваивает теорию хореографического искусства. Он усердно начинает работать над постановками новых номеров: «Танец с кинжалами», «Танец чабана», «Танец женатого холостяка» и другими. Зрители с одобрением встретили постановку новых танцев. В 1968 году «Чечено-Ингушский Государственный ансамбль песни и танца» совершил гастрольную поездку в Сибирь, в Томскую область. Здесь проходил праздник искусства – фестиваль «Северное сияние». Посланцы Чечено-Ингушетии побывали во многих районах Сибири с концертами. Везде гостей встречали хлебом и солью, все чувствовали тепло сердец, заботу, огромное внимание сибиряков.

Памятной для коллектива осталась встреча с тружениками села Колпашево. Здесь артистам подарили живого мишку из сибирской тайги. Шита Эдисултанов занялся разработкой постановки танца с ним. Так появился шуточный танец сибирского лесоруба, где принимал участие и медвежонок. Это был своеобразный подарок, сделанный Шитой трудящимся этого региона.

Труд мастеров сценического искусства был оценен по достоинству. Артисты стали обладателями более ста почетных грамот от Томской области.

В искусстве нет проторенной дороги. Ее надо проложить своим трудом. С этой истиной хорошо был знаком Шита Эдисултанов, поэтому всегда стремился и готовился делать самостоятельный шаг. И, наконец, ему удалось создать эстрадный коллектив «Шовда». В его состав входили широко известные в республике артисты: гармонист Умар Димаев, танцовщицы Зулай Сардалова, Тамара Синявская, а также солисты Султан Магомедов, Марьям Айдамирова, Валид Дагаев. Ансамбль имел огромный успех среди населения, за что Шита Эдисултанов был удостоен звания народного артиста республики. В это время происходит смена руководства филармонии. Отношение нового директора к новому коллективу «Шовда» иное. Он придирчиво относится к его репертуару. Когда популярный ансамбль «Шовда» начал все более расширять круг своих поклонников, кто-то шепнул наверх: «Шовда» не отвечает требованиям дня». И в восьмидесятых годах Шите поневоле пришлось расформировать эстрадный коллектив.

Трудно приходилось Шите. Глубоко тая свои обиды в душе, он всегда старался быть веселым, жизнерадостным. Он считал своим долгом продолжить поиск новых форм и методов работы в искусстве, чтобы «языком» танца и песен донести до сознания масс то лучшее, что было в его народе.

- Я в какой-то степени археолог, - говорил Шита, - но мой поиск идет не в земле, а в общении с людьми. Когда выезжаем в села с концертами, не расстаюсь с магнитофоном, веду беседы со стариками, записываю старинные чеченские песни – илли, пословицы, поговорки, архаизмы, обряды, традиции.

Всю эту «сокровищницу» народа, накопленную веками, он бережно хранил у себя дома, чтобы в нужный момент использовать ее в деле развития национальной культуры и искусства.

В восьмидесятых годах Шита работает в фольклорном ансамбле «Илли», а позже становится его руководителем.

Ансамбль был любимцем чеченского народа и пользовался большим уважением. В его песенном репертуаре отражались лучшие традиции героического прошлого вайнахов. Каждая песня призывала живущих и завещала грядущим поколениям жить в мире, дружбе, согласии со всеми народами.

Спустя шесть лет также нашлись недоброжелатели, которые необоснованно обвинили Эдисултанова Шиту в проникновении пессимизма в песенный жанр фольклорного ансамбля. Говорили, что в основе песен лежат религиозные мотивы (назмы), которые отрицательно сказываются на воспитании молодежи. В связи с этим ансамбль «Илли» прекратил свое существование. Но и на этот раз Шита не пал духом. Он вспоминает: «Тогдашнему директору филармонии я заявил: если я заставлял зрителя плакать, то теперь он будет смеяться». Эдисултанов создает новую группу «Веселый час», которая жила и здравствовала до конца его жизни. Много запоминающихся песен было включено в репертуар ансамбля, среди которых достойное место занимали: «Родина», «Красные Жигули», «Белая бурка» и тд.

Военные события в Чечне болью отзывались в сердце Шиты. С чувством глубокого сострадания смотрел он на разрушенный город, на пепелище, оставшееся от очагов культуры. Это страшно тяготило его. Однажды на него напали солдаты и безо всяких оснований избили. Еле живым остался он, брошенный в кювет. Это подорвало его здоровье.

Республика готовилась отмечать 65-летний юбилей Шиты Эдисултанова. Мне, как автору этих строк, было поручено написать о творческом пути Шиты и Зулай Сардаловой – о 45 годах их совместной жизни и трудовой деятельности.

Чувствуя, что со здоровьем у него становится все хуже, Шита захотел, пока он жив, женить сына Казбека. Так и было сделано. На брачное торжество были приглашены деятели культуры, министр ведомства Мовла Камилович Осмаев, все ансамбли филармонии: «Илли», «Жовхар», «Даймохк» и другие, а также телевидение.

Когда по чеченскому телевидению Шита увидел трансляцию брачного торжества сына Казбека, он сильно обрадовался. Свое радостное впечатление, возникшее после этого, Шита выразил следующими словами: «Теперь я могу спокойно умереть!» День 7 августа 2002 года оказался для Шиты последним на этом свете.

Но память о нем, непревзойденном барде и сказителе, танцоре и фольклористе, авторе искрометного юмора и оригинальных постановок останется в нашей памяти. В благодарной памяти поклонников Шиты Эдисултанова долго. Долго будет жить голос певца и жизнеутверждающий оптимизм артиста-гражданина.

Газета «Вести Республики» №164 (638) ( в рубрике «Ракурс») (Продолжение. Начало в № 148)

Автор: Азим Юсупов

Поделиться:

Все материалы раздела «Легенды «Вайнаха»»